Дом Руссова в Одессе: начатая реставрация уже не остановится (ФОТО, ВИДЕО)

Александр Вельможко  |  Пятница , 9 ноября 2018, 15:15
Восстановление дома Руссова продолжается. Его фасадную часть обещают отреставрировать ко дню города 2 сентября 2019 года. А тем временем уже готов проект реставрации соседнего дома Либмана, которая начнется весной следующего года. С чего все начиналось и как обстоят дела с реставрацией сейчас.
Дом Руссова в Одессе: начатая реставрация уже не остановится (ФОТО, ВИДЕО)

Несколько лет Южный Курьер напряженно следит за судьбой одного из самых красивых зданий Одессы — знаменитого Дома Руссова. Трагедия знаменитого дома началась задолго до знаменитого пожара в конце октября 2009 года, когда тогдашний депутат горсовета Руслан Тарпан начал скупать квартиры в аварийном доме. А когда большинство квартир было скуплено, принадлежащий Тарпану инвестиционно-строительный холдинг "Инкор-групп" собрался выступить инвестором реконструкции дома Руссова.

Как выглядит процесс восстановления дома Руссова сейчас, в первые дни ноября 2018 года - смотрите в нашем видеоролике, снятом с высоты птичьего полета.

Построенный в 1897-1898 года архитекторами Черниговым и Шмидтом как жилой доходный дом, памятник архитектуры многое пережил. В советское время тут были коммунальные квартиры, что совсем не пошло на пользу дому: безответственность жильцов, перепланировки, долгие десятилетия без ремонтов и прочие прелести коммуналок. Во время Второй мировой дом пострадал от бомб и пожаров, после чего несколько лет пустова. В постсоветское время часть коммуналок приказала долго жить, а новые владельцы вернули сюда такое понятие как самостоятельные квартиры. Но ремонта всего дома так и не последовало. А когда дом начал стремительно приходить в негодность, жильцов там почти и не осталось…Судьба здания показана в фотоистории домов Руссова и Либмана за 100 лет.


Дом Руссова, 6 ноября 2005 г.

К этому моменту дом в начале 2000-х уже несколько лет фактически был аварийным, реальных жильцов в нем почти не осталось. Лишь в нескольких квартирах теплилась жизнь, остальные же помещения были разгромлены. Злоключения дома начались гораздо раньше, когда еще в 1970-е годы его фундамент раскололся на две части - и перекос двух половин здания стал виден даже на фотографиях.


Дом Руссова, 16 октября 2009 г.

Кстати, по странному стечению обстоятельств, за несколько дней до рокового пожара в доме Руссова 28 октября 2009 г. администрация тогдашнего мэра города Эдуарда Гурвица отозвала все документы, разрешающие Тарпану реконструировать весь квартал. И сразу после пожара стало понятно, что одесскую достопримечательность нужно спасать.


2005 год

Первым инициатором спасения выступил в "Живом Журнале"  известный одесский блогер Kaiser_Wilhelm_II - автор этих строк. Именно у него родилась трогательная и одновременно очень гражданская идея — возложить цветы к сгоревшему дому Руссова и собрать подписи за его восстановление. Репортаж с места события, написанный автором идеи, был опубликован в ряде одесских СМИ.


Фото Алексея Кравцова

А подписи более пяти тысяч одесситов легли на стол и тогдашнего президента Ющенко, и главы правительства, и руководителям городской и областной власти - вышеупомянутому Гурвицу и главе ОГА Николаю Сердюку. Так началась борьба во спасение.


Фото Алексея Кравцова

Шли годы, сменялись мэры, а памятник, который никак не могли поделить между собой "талантливые" инвестор и городская власть, продолжал разрушаться. Позиция инвестора состояла в том, чтобы получить право на реконструкцию всего квартала, сохранив лишь первозданный облик фасадов. Городская власть же не желала отдавать все и сразу. Только в 2012 году за счет областного бюджета провели так называемые "первоочередные противоаварийные работы" — построили временную крышу, заделали окна, все оконные и дверные проемы, а также обрушившиеся места укрепили деревянными распорками и балками.


Внутри дома Руссова, 2010 год.

Так выглядел дом Руссова перед началом реставрации - в январе 2018 г.

Хроника борьбы за спасение памятника архитектуры напоминает сводку боевых действий.

Городская власть никак не могла договориться с Русланом Тарпаном. Вначале Тарпан предложил проект реконструкции, согласно которому при сохранении внешнего вида фасада предполагалось надстроить над Домом Руссова купол внушительных размеров, но мэрия от этого отказалась.

Позже специалисты "Инкора" предоставили результаты экспертизы, сделанной по заказу компании, и показавшей, что состояние стен объекта катастрофическое, и грядущую зиму здание не переживет. В корпорации предложили снести Дом Руссова и "отстроить его заново" по старым фотографиям, попутно воссоздав утраченные в советский период элементы. Мэрия это предложение отклонила, опасаясь, что Дом Руссова постигнет та же участь, что и гостиницу "Спартак", которую тот же Тарпан попросту снес десять лет назад.

Затем застройщик стал настаивать, чтобы ему передали под реконструкцию не только Дом Руссова, но и часть квартала, ограниченного Садовой, Преображенской и Пастера, что не вызвало энтузиазма.

Дело закончилось очередным пожаром. И не одним. И не двумя.

Дом Руссова официально признавали аварийным и непригодным для жилья, и готовились снести не только Дом Руссова, но и соседний Дом Либмана.

Одесситы неоднократно устраивали возле дома митинги, устанавливали видеонаблюдение за памятником архитектуры, даже обращались к Президенту Украины. А дом по-прежнему продолжал разрушаться.

В конце 2015 года Дом Руссова вернули в собственность Одессы и обещали начать реконструкцию весной. Но претензии на дом опять заявил Руслан Тарпан. Он заявил, что согласен восстанавливать Дом Руссова и дом Либмана, если мэрия оформит ему землеотвод.

Очередной пожар произошел почти сразу после завершения встречи тогдашнего губернатора Михаила Саакашвили с общественными домозащитниками. Примечательно, что Михо заявил на митинге в Одессе, что не простит разрушения дома Руссова городским властям буквально за час до начала очередного пожара.

Губернатор тогда обвинил в поджоге мэра, мэр — губернатора, а Руслан Тарпан на этом фоне попытался "отмазаться": "Мы считаем, что сегодняшний пожар в Доме Руссова — это спланированный акт по окончательному уничтожению здания. При этом, по сложившейся традиции, вся ответственности за содеянное будет возлагаться на генерального директора компании Руслана Тарпана.  Уверены, что правоохранительные органы найдут истинных организаторов и исполнителей поджога в Доме Руссова, которые ответят за содеянное по закону", — заявил он.

После всех взаимных обвинений, к многострадальному дому была приставлена "Муниципальная охрана", в задачу которой входило не допускать на территорию Дома Руссова посторонних лиц во избежание возникновения очередного инцидента или пожара.

Наконец, уже в январе этого года мэрия объявила тендер на восстановление дома Руссова. В тендере победило ООО "Арт Проект-2010", владелец которого оказался партнёром Руслана Тарпана и отказался реставрировать дом Руссова. И было решено, что проводить реставрацию будет второй участник конкурса ООО "Укрспецпроект". В связи с этим, ремонт подорожал на 26 миллионов.

Но оказалось, что так делать нельзя и был объявлен второй тендер, а затем и третий. У победителей второго все оказалось "негаразд": у ООО "Предприятие "Альянс" — не оказалось строительных лесов, у "Укрспецпроекта" и "Билд-Про" были обнаружены налоговые долги, у ООО "Черноморская реставрационно-строительная компания" — проблемы с документами. Выиграла третий тендер киевская компания "Укрспецпроект". Ее цена составил 108 миллионов и 7 тысяч гривен. Эта компания в июне этого года, наконец, приступила к реставрации.

На начале работ в очередной раз попиарился мэр Одессы Геннадий ТрухановОдесские СМИ буквально заполонили сообщения, о том, как идет реставрация... 

На данный момент буквально за несколько месяцев в доме Руссова успели сделать очень много. Для начала, полностью укрепили фундамент, гарантировав, что он больше нигде проседать не будет. Металлическими конструкциями усилили несущие стены.

Самое главное из сделанного - уже готовы новые перекрытия вплоть до верхнего этажа. Таким образом, уверяют реставраторы, несущие конструкции полностью укреплены. 

Новые перекрытия сделаны из железобетона на металлических балках - получается сравнительно легкая и прочная конструкция.

Также полностью заново выполнена центральная лестница, а в конце реставрации обещают восстановить и лифт.

В настоящее время идет монтаж металлического каркаса башенки, венчающей весь архитектурный ансамбль дома Руссова. На момент нашей аэросъемки буквально пару дней назад рабочие только начинали, а сегодня уже видны ее полукруглые очертания.

Полностью восстановить башенку обещают до начала зимней непогоды. Также до зимы обустроят крышу и чердачное помещение. Самое главное - что конструкция башенки и перекрытия между последним этажом и чердаком полностью гарантирует защиту всех внутренних конструкций от осадков. Во время своей сегодняшней инспекции мэр Геннадий Труханов назвал восстановление башенки "знаком" того, что начатая этим летом реставрация идет успешно и больше не остановится: "Сегодня дом обрел форму фундаментального строения, с перекрытием и укрепленным фасадом. Наша задача до конца года сделать крышу, установить купол. Я думаю, что это будет знаковым событием для города. Все происходит и движется в хорошем направлении".

Но тут на мэра Одессы завели уголовное дело, Руслан Тарпан осмелел и подал заявление в Верховный суд.

Вице-мэр Петр Рябоконь успел заявить 29 октября, что восстановление дома Руссова закончится к следующему дню Одессы, а уже 30 октября стало известно, что Верховный суд восстановил Руслана Тарпана в правах собственника здания.

Впрочем. в горсовете уверены, что позиция Тарпана в лице ОСМД в данный момент ничтожна - с той точки зрения, что на момент начала реставрации квартир в доме фактически не существовало, здание было признано аварийным, а ОСМД не выполнял ни одной своей прямой функции. И сегодня сам мэр Труханов заявил, что готов сотрудничать с владельцами квартир, с тем же Русланом Тарпаном, которым необходимо сесть за стол переговоров. Кроме того, мэрия намерена, по словам Труханова, найти всех владельцев квартир - которые должны хотя бы частично возместить расходы на восстановление внутренних конструкций зданий, в том числе перекрытий - так как часть работ за бюджетные средства выполняется именно там, где имеется частная собственность. Это обусловлено общим проектом.

И весь город затаился в ожидании, что же теперь будет с мэром Одессы, с Русланом Тарпаном и, самое главное, с многострадальным  Домом Руссова. Сами реставраторы обещают завершить первую очередь работы - фасад,- ко дню города 2 сентября 2019 года. Разумеется, если не возникнет никаких форс-мажорных обстоятельств с технической стороны. Ремонтно-реставрационные работы внутри здания при этом будут продолжаться и позже. 

Отдельно стоит вопрос восстановления наружного архитектурного декора. Всю старую лепнину демонтировали. Сейчас эти элементы восстанавливают заново на основе сохранившихся фигур, старых фотографий и чертежей.

Руководитель реставрационной мастерской Самвел Давтян, к слову, приступивший к этой работе еще в 2010 году, уверяет, что за более чем сто лет с момента постройки дома Руссова его архитектурный декор утратил свои свойства по прочности в результате воздействия многочисленных перепадов температур, влажности, пожаров и времени. Поэтому на основе современных технологий декор воссоздается заново, причем он будет значительно легче. "Думаю, что к весне весь лепной декор будет готов для того, чтобы приступить к масштабным реставрационным этапам, чтобы своевременно завершить весь дом" - отметил Давтян.

А "вишенкой" на торте стало обещание городских властей капитально отремонтировать еще и соседний дом Либмана. На сегодняшний день, по словам Труханова, проект уже готов. Сейчас решаются вопросы с собственниками квартир и других помещений в доме о совместном финансировании. А весной обещают начать работы таким образом, чтобы уложиться в один теплый сезон. В первую очередь, в доме Либмана отремонтируют кровлю, фасад, восстановят декоративные элементы, а также заменят все внутренние коммуникации. Объем финансирования будет, сравнительно с домом Руссова, значительно меньше - так как основные несущие конструкции здания находятся в гораздо лучшем состоянии и не "переживали" многочисленных пожаров.


 

Впечатления автора от посещения дома Руссова за две недели до катастрофического пожара. 18+

Заходим в подъезд, в котором уютно расположилась лавка по ремонту обуви.
— Скажите, а есть тут кто из жильцов? – спрашиваю у мастера
— Бордель тут есть. Вы на третий этаж подымайтесь, там приватизированная квартира есть. И женщина дома сейчас, она вам все расскажет. А с другой стороны одни малолетки с барабанами, шприцами и водкой…

Поднимаюсь по засцаной двуногими прямоходящими обезьянами лестнице. Мрамор на ступеньках обломан, поручни местами - тоже. Воняет мочой. На стенах подъезда непонятного смысла надписи. Тут же пластиковая канализационная труба. Со стены свисают сопли электропроводки – ее не трожь, а то шарахнет не по-детски.

Добраться до крыши, по крайней мере до последнего этажа, раньше можно было на лифте. Сейчас лифт, само собой разумеется, не работает, его кабина сиротливо висит на третьем этаже. Машинное помещение лифта стало мусорной свалкой.

Сейчас тут царят запустение и разруха. Причем не те, что в клозетах, а те, которые начинаются в головах. Все загажено птицами, бомжами и строителями. Стекол в окнах нет. Крыша и башенка укреплены подпорками. Во всех дверных и оконных проемах тоже стоят деревянные распорки. Впрочем, деревяшки помогают мало – башенка перекошена, крыша прогнила и проржавела. На самой крыше вас встречают стаи голубей и облупленные статуи, грустно взирающие на Преображенский собор, пассаж, реформатскую церковь и толпы маршруток.

В той части дома, что над аптекой Гаевского люди еще живут. Всего одна квартира. Вечером видно свет в окнах третьего этажа. Днем взору открывается сушащееся на балконе белье. На стук дверь никто не открывает – видимо, последние могикане боятся, что их будут прямо сейчас отселять. Все же я решил подождать под дверью, и оказалось, что не зря. Из последней оставшейся квартиры начали выходить по своим делам люди. Увидев человека с фотоаппаратом, худощавая обитательница дома сказала, как отрезала:

— Мы тут хорошо живем. Отлично живем. На этой неделе вы уже третий. Аривидерчи.

Тут же появились еще две дамы – одетые в оранжевые жилетки, с испитыми лицами, в зубах сигареты. Но зато куда поразговорчивее:
— Ты это, в фотике чего там включаешь? Нам нахуй не надо, шоб ты нас снимал!
— Мы тут живем. В квартире. Вот тут одна дала уже интев-рю, интер-вю, как там у вас? И ее потом уволили по статье…

На другую сторону лучше не заходить – тут рушатся перекрытия. С четвертого этажа можно провалиться на третий. А между третьим и вторым местами нет ни пола, ни потолка – одна сплошная дыра и естественным образом образовавшиеся двухуровневые квартиры, в которых никто не живет.

Затем автору позвонил сам Руслан Тарпан со словами о том, что дом настолько изношен, что вполне допустим вариант со сносом здания и его полным воссозданием. А затем случился тот самый пожар...


Фото Алексея Кравцова