В Одессе судили ведьму: как начиналась инквизиция (ФОТО)

Александр Вельможко  |  Среда , 3 октября 2018, 11:58
В Одессе на сцене театра музкомедии представили спектакль "Суд над ведьмой" режиссера Энрико Мария Ламанна с известнейшей итальянской актрисой в главной роли - Орнеллой Мути.
В Одессе судили ведьму: как начиналась инквизиция (ФОТО)

Итак, на сцене театра Музкомедии судят ведьму. Место действия - итальянский городок Тоди, осень 1428 года. Подсудимая - Франческа Маттеучча, ее обвиняют сразу в трех десятках преступлений, среди которых, например, полеты на метле на ежемесячный шабаш ведьм.

В присутствии юриста-нотариуса и священнослужителей капитан юстиции зачитывает список преступлений, подробно останавливаясь на каждом пункте и смакуя подробности приготовления колдовских снадобий. Допрашиваются свидетели. Да и сама подсудимая не отрицает обвинений. 

Но вот ответные слова самой Франчески - это чуть ли не первая в то время попытка вернуть женщину на ее место рядом с мужчинами, а не позади него, попытка защитить жен от жестоких, злых и пьющих мужей, попытка объяснить судьями, что любовь к человеку - это и есть любовь к Богу. Франческа заявляет, что пытается помочь одним женщинам полюбить, а другим - чтобы их полюбили.

В своем последнем слове Маттеучча заявляет обвинителю, что ее смерть - на его совести.

Спектакль заканчивается символической сценой погребального костра, более известного нам как аутодафе, по практике испанской инквизиции. И это действительно так, потому что речь идет о первом в истории суде над ведьмой, завершившемся казнью в виде сожжения на костре. Для Италии - это символическое начало зверств инквизиции и гонения на женщин, особенно ярко проявившихся, правда, в других странах - Испании, Германии, Англии, где "ведьм" массово сжигали, топили и вешали до конца XVIII века. Ярче всего это явление проявилось в тогда еще британской колонии в Северной Америке - события 1692 года, получившие известность как "Салемский процесс".

Впрочем, время, когда происходит наш "Суд над ведьмой" - тоже весьма "веселое". Католической церковью "правят" сразу три папы - один в Риме, один а Авиньоне, и третий вообще где попало. Всего пять лет, как отошел в мир иной то ли папа, то ли антипапа Иоанн XXIII - бывший пират Балтазар Косса. Папы и антипапы проклинают друг друга, накладывают друг на друга анафемы. Сама Италия раздроблена на мелкие государства, и в ней хозяйничает семейка Борджиа. Несколькими годами ранее сожгли на костре как еретика Яна Гуса, что стало началом долгих религиозных войн в Чехии, а всего через три года после событий в Тоди сожгут Жанну д'Арк. 

Церковные должности превратились в прибыльные места, и за право занять их нужно выложить огромные деньги. А от грехов можно просто откупиться - достаточно купить у любого монаха индульгенцию. Даже на церковном суде показания свидетельницы о ее интимной связи со священником звучат совершенно нормально, об обете безбрачия никто не слышал. Понятие греха, таким образом, вообще не существует - существует лишь цена вопроса. 

Именно такая церковь XV-XVI веков, забывшая о первоначальных моральных и духовных устоях, претендующая на полнейшую идеологическую монополию для всей жизни христианского мира, устраивающая кровопролитные крестовые походы, освящающая войны между государствами и завоевания за океаном, сжигающая всех несогласных - стала причиной последующей реформации со всеми вытекающими последствиями.

Возможно, именно поэтому присутствующий на сцене священнослужитель в тиаре самого папы римского на протяжении всего спектакля безмолвствует - такой церкви нечего сказать.

И поэтому совершенно не удивительно, что слова обвиняемой ведьмы на самом деле звучат как обвинения обвинителей в том, что им чужда и неведома любовь, что они боятся женщин, боятся любить, и сама церковь гораздо дальше от Бога, чем любой простой человек. 

Сама постановка режиссера Энрико Мария Ламанна с успехом гастролирует по всему постсоветскому пространству с Орнеллой Мути и Микеле Плачидо в главных ролях. Мало того, спектакль специально создан под роль Орнеллы Мути, которая поднимает важнейшие проблемы человеческих отношений, актуальные как в Средневековье, так и сейчас. Талант актеров и их профессионализм делают события на сцене еще ярче и убедительнее. 

Но в бочке меда обязательно есть ложка дегтя. Одна из "фишек" суда над ведьмой - итальянский язык. Спектакль звучит на родном языке со всей непередаваемой в тексте чисто итальянской экспрессией и эмоциями. Чтобы наши зрители поняли о чем речь - используется синхронный перевод. Двое переводчиков в одесском театре музкомедии ухитрились все испортить. Для начала, они пропустили почти половину диалогов, поэтому весь смысл происходящего поняли лишь те, кто знает итальянский или хотя бы латынь. Остальным пришлось довольствоваться обрывками фраз в "гнусавом" исполнении, как в "одноголосых" озвучках зарубежных фильмов из 90-х годов. Оставляло лучшего и качество перевода тех фраз, которые таки перевели. А в финальной части спектакля во время одной из пауз, из динамиков раздался приглушенный шепот девушки-переводчика "Володя, подожди". Интересно, кто такой Володя и что же он делал, если зрители в зале решили поддержать Володю и с хохотом, совершенно неуместным для основной темы происходящего на сцене, просили Володю продолжать.