Как одесские архитекторы проектировали морской вокзал в Сочи (ФОТО)

Виктор Топуз, фото Александр Вельможко  |  Вторник , 26 февраля 2019, 10:10
Внушительное здание морского вокзала в Сочи официально создано архитекторами Каро Алабяном и Леонидом Карликом. Однако, история архитектурного конкурса на его проектирование показывает, что итоговый проект стал плодом совместного творчества Алабяна при участии группы одесских архитекторов.
Как одесские архитекторы проектировали морской вокзал в Сочи (ФОТО)

Снова просмотрел статью Александра Вельможко четырёхлетней давности, посвящённую обзору проектных решений нового послевоенного Морвокзала в Одессе, от архитекторов П.И.Бронникова (Морсоюзпроект, Москва) до архитекторов В.К.Головина и В.П.Кремлякова (ЧерноморНИИпроект, Одесса). В преамбуле к своей статье А. Вельможко справедливо отметил, что первым морвокзалом Черноморского бассейна в начале 50-х годов был возведён знаменитый Сочинский. Из ныне здравствующих архитекторов и краеведов мало кто помнит предысторию его проектирования. Поэтому, надеюсь, широкой аудитории Южного Курьера будет интересно узнать о том, как этот морской вокзал был создан при участии одесских архитекторов.

В 1948-1949гг. был объявлен всесоюзный закрытый (заказной) конкурс на проект Сочинского морвокзала. Эта работа была персонально поручена шести авторским коллективам: пять из них возглавляли московские академики архитектуры К.С.Алабян, А.К.Буров, М.П.Парусников, С.Е.Чернышёв и А.С.Никольский, а в шестой вошли одесские архитекторы Г.В. Топуз, В.Л. Фельдштейн и К.Б. Корченов, представлявшие проектный институт "Черноморпроект", являвшийся в те годы головным по проектированию морских сооружений Черноморского бассейна.

Председателем Жюри конкурса был избран академик архитектуры А.В.Щусев.

По условиям конкурса была установлена только одна премия - 15 тыс. рублей и право на рабочее проектирование Морвокзала в Сочи. Однако, при рассмотрении выполненных конкурсных проектов, Жюри приняло решение присудить премию сразу двум коллективам: под руководством К.С.Алабяна и одесситам, выплатив каждому авторскому коллективу по 15 тыс.рублей, приняв оба проекта за основу для окончательной разработки.

Каро Семёнович Алабян, вице-президент АА СССР, пригласил в Москву возглавлявшего одесский коллектив Генриха Топуза и через него сделал предложение всем троим перейти на работу в Академию для дальнейшей совместной работы. Несмотря на заманчивые обещания предоставить московские квартиры, престижные должности с высокой зарплатой и перспективу дальнейшей работы в Академии, одесские друзья-архитекторы, посовещавшись, отказались покидать свой город, а Сочинский морвокзал был построен в 1954 г. и авторство было отдано К.С.Алабяну и Л.Б.Карлику.

Так сложилась моя профессиональная судьба, что в 1970-е годы я близко познакомился и несколько лет проработал в сотрудничестве со знаменитым архитектором Леонидом Борисовичем Карликом, возглавлявшим тогда Управление по научным исследованиям Госгражданстроя при Госстрое СССР. Будучи руководителем научного отделения НИЛЭП ОИСИ, мне постоянно приходилось составлять, обосновывать и утверждать в Управлении тематику НИР, докладывать и защищать на Совете достигнутые результаты важнейших исследований по планам Комитета. Как-то, в разговоре с Л.Б.Карликом я напомнил ему эпизод из жизни моего отца, связанный с конкурсным проектом Сочинского морвокзала. Мудрый старый архитектор, помолодев на глазах, стал рассказывать как им пригодился вариант одесситов, многие идеи которого были использованы при окончательном решении проекта. В то же время, он сказал, что одесситы должны благодарить судьбу за "упущенную возможность" всесоюзного признания и кратковременной славы.

Как известно, именно в этот период К.С.Алабян попал в немилость к Берии и тот объявил "японскими шпионами" нескольких архитекторов, работавших под руководством академика, чтобы выбить показания против него. И вполне вероятно, что на месте этих несчастных могли оказаться "новички из Одессы". А.И.Микоян помог тогда своему старому другу "проскользнуть между струйками", направив его работать в Армению, а Берию вскоре расстреляли. Именем Алабяна теперь названы улицы в Москве и Ереване, а имена репрессированных архитекторов остались неизвестными...

Вот такая история о том, как одесские архитекторы проектировали Морвокзал в Сочи!

К сожалению, у нас не осталось ни одного чертежа из огромного иллюстративного материала по конкурсному проекту: всё оприходовали Алабян и Ко. В моей памяти сохранились только рассказы и воспоминания отца о многочисленных, выполненных им в акварельной технике, планшетах с изображениями проектируемого ансамбля морвокзала, со всех мыслимых (и немыслимых) точек.