Блуждающие звезды до и после полуночи...

Сергей Стеблиненко  |  Четверг, 8 сентября 2022, 09:31
До...
Блуждающие звезды до и после полуночи...

"Солнце щедро поливало Голенешти золотом своих лучей. На базаре Лея сразу почувствовала себя, точно рыба в воде. А базар выдался на славу. Молдаване навезли видимо-невидимо молока и масла, овощей и плодов".

(Шолом Алейхем "Блуждающие звезды")

Рідна мати моя, ти ночей не доспала,
Ти водила мене у поля край села,
І в дорогу далеку ти мене на зорі проважала,
І рушник вишиваний на щастя дала.
І в дорогу далеку ти мене на зорі проважала,
І рушник вишиваний на щастя, на долю дала.

Украинка Таисия и еврей Иосиф пели эту песню изумительно, срывая аплодисменты и выдавливая слезы из глаз растроганных зрителей.

В каждом развалившимся на подоконнике коте мы видели худрука МХТ и рука сама тянулась в сумку, чтобы угостить это милое создание "неправильным бутербродом".

Какой-то толстый фраер играл на рояле, а врач скорой помощи пел об утиной охоте, старом портном и романтичном извозчике, занимающимся в свободное от основной работы время банальным гоп-стопом.

А какие чудеса творили своими голосами собравшиеся вместе канторы. Это был какой-то умопомрачительный Турецкий марш, вызывавший искренний восторг даже у совершенно глухих антисемитов.

А потом наступила полночь.

"Не прошло и получаса, как все местечко уже знало о несчастье в семье кантора. Один за другим повалили в его дом люди, тревожно справлялись:

– Ну, что слышно?.. Нет ее? Быть не может! Как могло случиться?"

(Шолом Алейхем "Блуждающие звезды")

Это произошло в марте 2014 года. Еще вчера любимые нами люди начали растворяться в темноте, а вместо них появились жуткие оборотни - алчные, кровожадные и совершенно лишенные сострадания.

Первой исчезла Тая. Причем, рушник, который ей вышила навсегда брошенная мать, так и остался висеть на покосившемся тыне возле тщательно выбеленной хаты.

Вслед за ней превратился в чудовище хороший мальчик из приличной еврейской семьи по имени Иосиф - он снял парик, его лицо пожелтело, а изо рта начали угрожающе выползать жаждущие крови клыки.

Кот Матроскин оказался бешеной собакой - он носился по Простоквашино, брызгаясь пузырящейся слюной, мерзко лаял на еще вчера кормившего его бутербродом Малыша и пытался выцарапать глаза ничего не понимающему Шарику.

Врач скорой помощи вдруг перестал быть добрым Айболитом, ощетинившись и матерясь, он надел огромные перчатки патологоанатома и постукивая копытами отправился в мертвецкую препарировать толстого фраера, еще вчера игравшего на рояле.

Многоголосый еврейский хор спел для Сохнут "А ты кто такой, давай до свидания", сменил кипы на краповые береты и начал разучивать песни чужой победы. Причем, одним дурным голосом.

Какой-то змей-искуситель в форме полковника КГБ сделал им всем предложение, от которого те не смогли отказаться...

После...

"День давно погас. Солнце закатилось. На небе зажглись звезды. Выплыла луна… Наши юные герои, Лейбл Рафалович и Рейзл Спивак, все еще сидели и говорили, говорили. Они вспоминали Голенешти, еврейский театр, «Божью улицу», пожар, блуждающие звезды…"

(Шолом Алейхем "Блуждающие звезды")

- Кто из нас еврей - ты или я? - спросил у меня один умный человек, когда я вступился за старую оперетту, написанную тремя не менее мудрыми евреями, которую зачем-то хотели перевести через дорогу, разделяющую одну одесскую улицу на две половинки.

- Зачем перешивать добротную вещь, если можно сшить новую? - переспросил я по-одесски. - Неужели, проснувшаяся после долгого тяжелого сна Украина не в состоянии сшить себе новый костюм, придумать себе новые песни, а старый повесить в шкаф рядом с лежащими в нем партитурой и либретто? Пусть те, кому всю жизнь нравилось в нем ходить, периодически открывают шкаф, ощупывают каждый стежок, любуются лацканами, трогают пуговицы и напевают себе под нос на том языке, на котором ее пел сшивший этот лапсердак портной!

Вы будете смеяться, но содержимое шкафа все-таки стоит "перетрясти" - слишком много в нем накопилось никому не нужного старья. Кокошники царствующих бл..дей, барские кафтаны и холопские портки подлежат обязательной утилизации. Причем, вместе с пионерскими галстуками, партбилетами членов и синими чулками охреневших от вседозволенности женсоветов.

Паричок обрусевшего до неприличия Йоськи, конечно, придется выбросить. А вот материнский рушник и кипы лучше отстирать, от оставленной прежними владельцами грязи и передать более достойным людям.

Я візьму той рушник простелю наче долю,
В тишім шелесті трав, щебетанні дібров,
І на тім рушничкові оживе все знайоме до болю,
І дитинство, й розлука, і вірна любов.
І на тім рушничкові оживе все знайоме до болю,
І дитинство, й розлука, твоя материнська любов.

(Андрій Малишко)

P.S.

- Берегите себя, - сказал мне на прощание умный человек, так и не сумевший определиться, кто из нас еврей.

Я так растерялся, что забыл его спросить - это было доброе пожелание или предупреждение об опасности.

Надеюсь, первое...

comments powered by HyperComments