Исторические фейки: сколько лет Одессе и сколько лет Петербургу

Александр Вельможко  |  Суббота , 11 августа 2018, 16:26
Много лет не утихают споры о том, сколько лет Одессе: чуть больше 200, таки 600 или еще намного более? Как историк, скажу: не читайте учебники. Думайте головой, сопоставляйте факты и сами делайте выводы. Итак, немного размышлений об истории основания Южной Пальмиры и Северной Пальмиры.
Исторические фейки: сколько лет Одессе и сколько лет Петербургу

В Одессе давно спорят относительно возраста нашего города. Официальная версия гласит, что Одессу основали 2 сентября 1794 года - с момента, когда по приказу Александра Васильевича Суворова началось строительство портовых сооружений. Если в этой версии отбросить все лишнее, то выглядит это примерно так. На пустом месте на берегу Черного моря Суворов приказал начать строить порт - 1794 год. Годом спустя, Екатерина II повелела порт и строящийся около него городок именовать "Одессой". Еще через несколько лет, благодаря взятке самому императору Павлу І в виде апельсинов, город получил финансирование из госбюджета и не остался заштатным населенным пунктом наподобие основанных примерно тогда же Очакова и Овидиополя. 

По сути, сторонники этой версии совершенно правы. Город Одесса действительно создавался в Российской империи заново и достаточно быстро стал третьим на 1/6 части суши. 

Однако, совершенно правы и стороники версии "Одесса-600". И вот почему. Еще с самого начала XV века, с момента выхода к Черному морю Великого княжества Литовского, именно здесь, в нынешнем Одесском заливе, в месте впадения к морю тогда заливов, а сейчас двух лиманов - Хаджибея и Куяльника, создается порт, замок и небольшой городок. Сначала - Коцюбиев, под таким именем он упоминается в летописи 1415 года. А затем, когда над Северным Причерноморьем установился контроль Османской империи, это уже город и порт Хаджибей. Затем тут же строится в середине XVIII века небольшая крепость Ени-Дунья, расположенная в глубоком тылу османских владений - относительно границ с Российской империей и Речью Посполитой. Эту, откровенно второстепенную и заштатную крепость, и взяли Черноморские казаки во главе с Антоном Головатым в 1789 году.


Крепость Ени-Дунья и городок Хаджибей, 1785 год - как видим, вместо "голой степи"  на месте современной Одессы был оживленный городок и порт

К этому времени в окрестностях Хаджибея уже массово проживало в сельских поселениях славянское население. Это казаки, бежавшие сюда после ликвидации Запорожской сечи в 1775 году и беглые из двух крепостнических государств, польского и русского, крестьяне. Те же поселения на Шкодовой горе, Усатово, Нерубайское и другие - как раз основаны в середине - второй половине XVIII века, накануне завоевания Северного Причерноморья Россией. 

А учитывая то, что Хаджибей все-таки был каким-никаким, но таки городом, то надо признать следующее. Одессу в 1794 году основали не на пустом месте. Здесь уже был небольшой городок, вокруг него уже были казацко-крестьянские села. Так что, с точки зрения истории, экономики, географии и демографии, мы можем с полнейшей уверенностью говорить о том, что на месте современной Одессы полноценный порт и город непрерывно существует с самого начала XV века. То есть, уже чуть более 600 лет. Но Одесса как третий город Российской империи, как приморский мегаполис, как современный социокультурный, экономический и геополитический объект начинает свою историю с 1794 года. Ничего плохого нет ни в одном, ни в другом варианте. Это наша с вами история.

К которой надо еще добавить несколько столетий истории древнегреческого полиса, остатки которого раскапывают на Приморском бульваре. И который прекратил свое существование, очевидно, во время Великого переселения народов в III-IV веках нашей эры - после чего почти тысячу лет на месте современной Одессы было пусто. Но свято место пусто не бывает и вот почему. Именно побережье Одесского залива - идеальное место для строительства порта, контролирующего выход в Черное море из всего Северного Причерноморья, в том числе и из устья Днепра и Южного Буга. Ранее, в античные времена, суша продолжалась узкой полосой почти до самой нынешней Одессы - и античный полис таким образом контролировал все судоходство в этом районе. Лишь на рубеже нашей эры уровень моря поднялся, а остатки той суши сейчас существуют под водой - в виде мелководного продолжения Кинбурнской косы. И по прежнему морские суда из Херсона, Николаева, Южного идут в море почти мимо Одессы. 

А еще ранее на территории современной Одессы, в том числе и в районе Жеваховой горы, археологи находили стоянки самых разных времен, культур и народов.

Так родилась Южная Пальмира - с историей человеческих поселений, с тысячелетним перерывом, начинающейся с каменного века.


А теперь еще один миф. О том, что Санкт-Петербург основан в 1703 году, якобы, на пустом месте. Место пустым не было. Заложенные Петром I Петропавловская крепость, новый город и верфи располагались лишь в нескольких сотнях метров ниже по течению Невы от уже существовавшего города и крепости Ниеншанц.

Этот город Швеция основала в начале XVII века, сразу после того, как по Столбовскому миру 1618 года территории Ингерманландии и устья Невы была передана от Московского государства. Затем Ниеншанц постепенно разросся до полноценной крепости и расположенного перед ней торгового города с населением до 5 тысяч человек, что немало для этого времени и этого места. Мало того, Ниеншанц стоял так, что его не затрагивали регулярные наводнения в дельте Невы, от которых затем так страдал Петербург. Главные укрепления крепости Ниеншанц, лишившиеся военного значения, сохранялись не менее, чем до 1849 года, хотя уже использовались сугубо в хозяйственных целях. 


Макет крепости и города Ниеншанц, созданный на основе масштабных археологических раскопок в Петербурге в 2000-2010 гг. в музее одноименной крепости, www.spb-guide.ru

А город Санкт-Петербург, таким образом, был основан не на пустом месте, как пишут в учебниках. Здесь уже были налаженные пути сообщения, рядом стоял небольшой шведский город с массой построек. И поэтому новый город строить было гораздо легче, чем если бы его заложили на болотистых берегах реки, где до этого ничего не было.

Но, с той же геополитической и социокультурной точки зрения историю Петербурга все-таки надо начинать именно с 1703 года, несмотря на почти столетнюю историю Ниеншанца. И несмотря на то, что сельские поселения в дельте Невы как непрерывная история человеческого поселения здесь фиксируется еще ранее - с начала XIV века. 

Мало того, первые годы существования Санкт-Петербурга, согласно международному праву, город оставался на территории Швеции, оккупированной Россией. Ведь до 1721 года, до заключения Ништадского мира, завершившего Северную войну, Россия лишь оккупировала земли, принадлежавшие, согласно более ранним международным договорам и соглашениям, Шведской короне. Это, если сделать современную аналогию, примерно то же самое, если бы Владимир Путин решил перенести столицу Российской Федерации на территорию Крыма, построив новый город с условным названием "Путинград" на мысе Херсонес, снеся при этом до основания нынешний Севастополь. 


Санкт-Петербург в свое время назвали Северной Пальмирой, а Одессу - Южной Пальмирой. История их основания очень похожа. По официальной, апокрифической, версии, их заложили чуть ли не в чистом поле или на болоте и за короткое время создали крупнейшие и важнейшие города. Однако, люди жили в этих же местах за много столетий ранее. И не просто жили, а создали в удобных для этого местах полноценные города и порты.

Российский имперский Одесса очень сильно отличается от захолустного турецкого Хаджибея статусом и тем, что почти полностью сменил население. То есть, если не считать известного нам хозяина кофейни грека Аспориди, мы больше никого не знаем из населения турецкого Хаджибея. По сути, с "дороссийского" периода остались жить лишь казаки в сельских предместьях, а население Одессы уже в конце XVIII века составляли пришлые, "понаехавшие" люди со всех уголков Российской империи, Италии, Испании, Греции и чуть ли не всей остальной Европы. А немногочисленное население старого Хаджибея либо "съехало", либо растворилось в имперском "плавильном котле" людей и народов.

То же самое и с преемственностью населения шведского Ниеншанца и российского Петербурга. Прежнее шведское и финское население было вынуждено уехать. А Петербург заселялся заново.