Станет ли памятником истории древнее казацкое кладбище под Одессой (ФОТО)

Александр Вельможко  |  Вторник, 7 мая 2019, 14:04
Старинное кладбище в селе Нерубайском под самой Одессой, ведущее свою историю еще с XVIII века, сейчас стремительно теряет свое наследие прошлого. Но уже есть механизмы, на основе которых оно может получить историко-мемориальный статус.
Станет ли памятником истории древнее казацкое кладбище под Одессой (ФОТО)

Через пару лет после нашей первой публикации об этом уникальном историческом объекте, мы побывали на старинном центральном кладбище в селе Нерубайское еще раз. Можно с уверенностью говорить: такого количества древних каменных надмогильных крестов больше нет нигде. Даже знаменитое "Сотниковское" кладбище в Усатово на Шкодовой горе, что над линией одесского трамвая №20, по количеству сохранившихся старых захоронений очень сильно уступает Нерубайскому. 

Здесь действительно сотни или даже более тысячи каменных надмогильных крестов XVIII-XIX столетий, которые достаточно равномерно разбросаны по всему кладбищу. Кое-где они образуют сплошные массивы старых захоронений, но большей частью "перемешаны" с более новыми и даже современными могилами жителей Нерубайского или варварски уничтожены. 

Ни один старый крест не похож на другой - и это действительно так. Ведь каждый крест был плодом ручной работы мастера-камнереза, причем по времени их можно распределить на более чем сто лет. И для начала необходимо кратко обрисовать саму историю села Нерубайское - она даст понимание того, что мы видим сейчас на кладбище.

Село основали после 1775, но до 1787 года беглецы из ликвидированной в 1775 году Запорожской Сечи. Почему до 1787 года - потому что именно в этом году началась очередная русско-турецкая война, в ходе которой объединенные войска Российской империи и подчиненных ей Черноморских и других казачьих войск в 1788 году взяли турецкую крепость Ени-Дунья и раскинувшийся вокруг нее небольшой портовый городок Хаджибей. А перед этим, в ходе русско-турецкой войны 1768-1774 гг. русские войска и запорожские казаки под командованием последнего кошевого атамана Петра Калнышевского, как минимум, дважды опустошали окрестности Хаджибея, угоняли местное население и скот в подконтрольные России территории - на новое поселение.

Относительно происхождения села Нерубайское есть две версии. Первая наиболее правдоподобна и подверждается конкретными фамилиями и воспоминаниями.

"Такими выходцами были населены слободы: Дальник, Большой Фонтан, Татарка, Усатов и Нерубайский хутора (первый по преданию получил название от поселившегося здесь зажиточного казака Тимофея Усатого, второй от Нерыбальского, сын которого Федот Нерыбальский записался уже в 1795 в одесские купцы…" - вот что писал о казацких поселениях профессор Новоросскийского университета (так до 1918 г. назывался Одесский университет) Владимир Алексеевич Яковлев в своем очерке, посвященном истории освоения территории Северного Причерноморья и окрестностей Одессы в частности, изданном в 1889 году - когда еще были живы некоторые, так сказать, "первопоселенцы" этих мест и точно были живы их дети. 

Другая версия, имеющая более "легендарное" происхождение, выводит название Нерубайское от словосочетания "не рубать" относительно неформального соглашения казаков с турками о взаимном ненападении. Впрочем, одно не исключает другого - поселившиеся около турецкого Хаджибея беглые с уничтоженной Запорожской Сечи казаки, так или иначе, договорились с турецкими властями об условиях своего поселения в этих краях. Тем более, что турки были весьма не против поселения под своим городом казаков - так как предыдущее местное население отсюда, как мы отметили выше, угнали в плен.

Поток переселенцев усилился после 1790 года. Северное Причерноморье, несмотря на еще продолжавшуюся тогда войну с Османской империей, уже было фактически присоединено к России, которая не собиралась отдавать его обратно. Уже в марте 1790 года Григорий Потемкин передал земли между Южным Бугом и Днестром, ограниченные с севера дорогой между городами Бендеры и Соколы (Вознесенск) для поселения Черноморским и другим казакам.

"…Да й дав же гетьман од Дністра до Богу,
Границя по бендерську дорогу,
Дністровський і Дніпровський обидва лимани,
В них добувати рибу, справляти каптани.…
"
Так это в стихотворной форме описал атаман Черноморских казаков Антон Головатый.

Но вернемся к кладбищу. Увиденные нами надмогильные кресты почти всегда имеют надписи. Однако, большая их часть от времени, от вандалов, от примитивного "благоустройства" могил перестали быть читаемыми. А на тех крестах, где можно прочитать надписи, они, в основном датируются XIX веком. Часть надписей на украинском языке - "Тут спочиває раб божий ...." (имя) или на русском "Покоится раб божий ...." (имя). Также встречаются просто инициалы. Самые старые захоронения, на которых можно прочитать дату - второй четверти XIX века.

Хотя в Нерубайском есть еще два кладбища, небольших по размеру, но имеющих, как говорят старожилы, могилы ранее 1794 года.

Формы крестов крайне разнообразны, хотя основаны на нескольких основных типах. Можно увидеть кресты, греческие, мальтийские, трилистные, шести- и восьмиконечные, круглые, лучевые, с полумесяцем в основании и даже в виде ростральных колонн.

Кресты с полумесяцем в основе, наиболее вероятно, символизирует Иисуса Христа как Царя или Первосвященника. Также его можно трактовать как один из элементов облачения Николая Чудотворца, весьма чтимого казаками. Третьим вариантом трактовки полумесяца является его значение как якоря - дающего надежду на удержание веры от окружающего ее греха. Мало того, сам апостол Павел в своем "Послании к Евреям" пишет: "... взяться за предлежащую надежду, то есть Крест, который для души есть как якорь безопасный и крепкий". Естественно, что тут можно и провести параллели с морской составляющей жизни казаков - они ходили в морские походы и при Запорожской Сечи, и в составе Черноморского казачьего войска в войне 1787-1791 гг. и позже, а затем были в окрестностях Одессы весьма тесно связаны с морской торговлей и мореплаванием.

Сюда же, к морской тематике крестов и мореходству, надо отнести и те могилы, которые имеют вид ростральной колонны с небольшим крестом сверху.

Лучевые кресты в той или иной мере символизируют связь человека с солнцем - как своеобразное переплетение старинных языческих традиций с христианством. 

Размер и детализация креста напрямую зависели от материальных возможностей покойника. Иными словами - чем богаче был человек, чем более высокий пост он занимал, чем более высоким авторитетом он пользовался - тем больших размеров был крест, тем больше мелких деталей, требующих долгой и кропотливой работы камнереза, там было. 

Как итог - на кладбище в Нерубайском можно заметить несколько, не более пяти, сохранившихся каменных крестов высотой более полутора метров. Установить такой крест было дорогим "удовольствием", двадцать тогдашних рублей и более. Это - годовой доход куренного атамана Черноморского казачьего войска в начале XIX века.

Основная их масса - "стандартный" размер высотой в 1 - 1,2 метра, различной формы.

Есть и совсем небольшие, выступающие над землей не более, чем на полметра. Тут можно предположить или небольшой достаток покойников, или, что это были детские захоронения. 

Самые простые в работе - обычные казацкие кресты, их на кладбище в Нерубайском сравнительно мало.

Больше всего - различных вариаций "лучевого" креста.

Большинство захоронений, на которых можно прочитать хоть что-то, - XIX века. Самые "свежие" - даже начала ХХ века, есть достаточно много захоронений 1890-х гг. Хронологически - это могут быть дети и внуки тех казаков-первопоселенецев в Нерубайском. А могут быть и обычные обыватели. Тем более, что в сельской местности традиция установки на могилах каменных крестов продержалась достаточно долго вне связи покойного с казачеством. 

Отдельного внимания заслуживает нынешнее состояние кладбища. Часть старинных каменных крестов ухожена - к ним несут цветы, могилы убраны. Некоторые кресты даже побелены известью (что, правда, скрывает остатки надписей). Это значит, что где-то в Нерубайском до сих пор живут родственники умерших. Но таких захоронений - категорическое меньшинство.

Куда больше неухоженных, заросших травой каменных крестов. Их примерно 80-90% от увиденных. 

И хорошо, если они просто заросшие травой. Зачастую старый каменный крест полуторасотлетней давности соседствует с могилой уже XXI века. Мы встретили немало уничтоженных старых захоронений - каменные кресты просто свалены в кучи от нескольких штук до десятка и более. А рядом с ними - сравнительно свежие могилы.

Причина этому весьма тривиальна и объективна - Нерубайское село большое, кладбище в нем одно, умерших людей надо где-то хоронить. Реальное население села -  более 17 тысяч человек, это больше, чем некоторые города и районные центры. Фактическое уничтожение старинных захоронений, многим из которых уже более двух столетий, идет или с явного одобрения, или по причине "незамеченности" местной власти - сельского совета, возглавляемого Василием Юрковским.

Так или иначе, но проблема нуждается в решении. С нашей точки зрения, здесь необходимо принимать целый комплекс мер. Во-первых, создавать новое кладбище, возможно - общее для Нерубайского и Усатово, которые в рамках идущей сейчас административно-территориальной реформы и реформы децентрализации власти могут объединиться в одну мощную территориальную громаду. Только создание нового кладбища и выделение под него земли позволит прекратить практику новых захоронений на старом кладбище.

В то же время существующее сейчас старое кладбище с более чем тысячей сохранившихся каменных крестов периода последней четверти XVIII - начала ХХ столетий должно получить мемориальный статус или статус национальной памятки истории. 

Похожий шаг уже сделало государство в отношении старинного "Сотниковского" кладбища в соседнем Усатово. Расположенный на нем курган имеет уже несколько десятков лет назад статус "памятника археологии". А само кладбище, детально описанное одесскими историками и краеведами начиная с 1980-х гг, сейчас постепенно утрачивает свою историческую аутентичность. Дело дошло до того, что там летом 2018 года обнаружили демонтаж и вывоз старых намогильных плит и крестов. Хотя еще в 2017 году Институт национальной памяти рекомендовал внести это кладбище в список национальных памяток. Правда, с тех пор ни Министерство культуры, ни Одесская облгосадминистрация не предприняли никаких решительных шагов в этом направлении. Единственной мерой стало предписание от профильного управления ОГА в адрес усатовского сельсовета о "приведении в порядок" территории мемориального кладбища. В феврале 2019 года Минкульт сообщил в ответе на один из информационных запросов, что для внесения кладбища в Усатово в перечень объектов культурного наследия, Одесская областная администрация должна подготовить внушительный и правильно оформленный пакет документов. Так что, до последнего шага здесь далеко.

Хотя в деле придания Сотниковскому кладбищу статуса памятник причастны и городские власти. "Кладбище Сотниковской Сечи так и не приняли под охрану. Минкульт вернул документы. Суворовская райадминистраррция отказывается брать его на баланс, они считают что этот кусок города не принадлежит Суворовскому району." - замечает краевед, геолог и автор Южного Курьера Дмитрий Жданов.

Другой пример сравнительно оперативного выявления сохранившихся памятников архитектуры и внесения их в соответствующй перечень - это история с уцелевшими "бельгийскими" трамвайными остановками в Одессе. По инициативе Дмитрия Жданова, координационный совет по охране культурного наследия при Одесской ОГА рекомендовал внести в перечень памятников архитектуры и культурного наследия целый ряд таких остановок - и рекомендация была выполнена.

comments powered by HyperComments