Как строительная коррупция уничтожила самый первый план Одессы

Александр Вельможко  |  Воскресенье , 21 апреля 2019, 23:17
Среди историков и краеведов принято восторгаться деяниями основателей Одессы конца XVIII века и положительно оценивать почти всю деятельность последующих градоначальников и губернаторов, руководивших городом в XIX веке. Но на самом деле город стал жертвой строительной коррупции.
Как строительная коррупция уничтожила самый первый план Одессы

Современная Одесса застраивалась на основе проекта, составленного русским инженером родом из далекого Брабанта Францем де Воланом сразу после взятия турецкой крепости и города Хаджибея в 1788 году. Как пишет мемуарист XIX века Александр де Рибас о работе де Волана: "план основания Одессы был выработан исподволь, систематично, основательно", после чего инженеру буквально поют дифирамбы за удачное расположение города и порта в идеальном для этого месте. Впрочем, об этом мы поговорим в следующий раз, а сейчас остановимся лишь на некоторых моментах плана де Волана - и это, таки-да, был отличный план.

Во-первых, де Волан не был стеснен условиями ранее существовавшей застройки и имел возможность проектировать город в выбранном месте "с чистого листа". Именно поэтому он, основываясь на древнегреческой "гипподамовой" системе и труде римского ученого Витрувия "Об архитектуре" заложил две прямоугольные сетки широких улиц (спасибо от нынешних автомобилистов), которые под углом 45 градусов соединялись по оси нынешней улицы Преображенской.

Во-вторых, де Волан не задумывал в Одессе одного четко выраженного центра. Скорее напротив - он попытался задумать город с несколькими "центрами", точками притяжения в виде восьми площадей. На площадях концентрировалась торговля, вокруг них располагались общественные здания и дома наиболее богатых негоциантов. 

В третьих, учитывая особенности рельефа местности, де Волан разнес в разные "уровни" портово-промышленную" зону - у самого берега моря, и "жилую" - городские кварталы расположились выше, на ровном плато. Для связи между ними служили глубоко вдающиеся в берег балки или овраги. Это Карантинная балка и Военная Балка, которые выходили, соответственно, к Карантинной и Практической гаваням порта. Соответственно, прилегающие к верховьям балок улицы задумывались как важнейшие торговые и транспортные артерии.


План Одессы де Волана на 1798 год, красной линией мы отметили ось Александровского проспекта.

Именно такой артерией с претензией на статус главнейшей и самой значимой улицы Одессы задумывался нынешний Александровский проспект. По первоначальному плану он соединял между собой три из восьми городских площадей - Греческую, Старобазарную и Привозную. А с Греческой площади проспект выходил прямо в Военную балку - и оттуда к порту. Значение проспекта подчеркивалось его шириной - 80 метров. Вот как его характеризует известный краевед Олег Губарь в статье "Парадокс Деволана": "Начнем с магистралей. Их организующее начало в развивающихся городах со сложившейся ранее запутанной сетью улиц несомненно. Оно не так очевидно в случаях, когда улицы города изначально прямы, протяженны, достаточно широки и пересекаются под прямыми углами — как в Одессе. И все же мы знаем, что планом Деволана предусматривалась магистраль, идущая через весь город из порта по Военной балке, Александровскому проспекту в направлении современного «Привоза». Эта магистраль, отчетливо выраженная на плане, более трех десятилетий разделяла город на две части — Северный и Южный форштаты (секторы)."

Первоначально именно Греческая площадь была главным одесским базаром. Затем базар постепенно "переместился" на Старобазарную площадь, где и функцинировал до начала ХХ века, с середины XIX столетия к нему "добавился" "Привоз". 


Фрагмент плана Одессы за 1814 год, красной линией мы отметили ось Александровского проспекта.

Но Александровский проспект не стал такой важной городской артерией, как это было задумано. И вот почему. С 1837 года аккурат посреди въезда на Греческую площадь со стороны Военной балки был построен дом, и не просто дом, а собственный дом архитектора Георгия (Георгиса, Джорджо) Торичелли - одного из "столпов" архитектуры Одессы. С 1884 года дом и земельный участок попадает в собственность крупных купцов Ведде - подданых Пруссии. В 1907-1913 гг. они пристраивают к дому Торичелли со стороны Греческой площади еще одно полукруглое в плане здание.

Дальше - больше. В 1841 году даются разрешения на строительство посреди Греческой площади домов Ралли и Маюрова, образовавших затем комплекс знаменитого "Круглого дома", снесенного в 1996 году. Сейчас на его месте стоит имитирующий старину частью своего фасада торговый центр "Афина".

После этого Греческую площадь в первой половине XIX века уже со стороны улицы Бунина (Полицейской) "замыкает" еще один дом - дом Эгиза, в котором затем до 1944 года располагалась телефонная станция. Сейчас на его месте стоит "сталинское" здание бывшего ресторана "Киев".

А затем уже Александровский проспект со стороны Старобазарного сквера "замкнули" другими зданиями - в результате чего он уже к концу XIX столетия потерял свое главенствующее значение. 

Вот что пишет об Александровском проспекте "Практический путеводитель по Одессе" Г. Москвича за 1909 год: "В свое время Александровский проспект был очень популярен и являлся оживленным центром магазинов, торгующих красным товаром, в настоящее время лучшие модные и мануфактурные магазины перекочевали на Дерибасовскую и Ришельевскую ул. Тем не менее, и теперь нельзя приобрести так дешево, как здесь, простенький товар… Левая сторона его, между улицами Кондратенко (Бунина) и Жуковского, составляет сплошной ряд магазинов дамских шляп… правая сторона этого квартала также, как и остальные два (до Успенской) с обеих сторон заняты более или менее крупными магазинами: мануфактурных, модных галантерейных товаров и готовых дамских мантилий. Торговля на Александровском проспекте выработала себе особые приемы и формы, и мы нашему читателю, попавшему в какой-либо магазин, рекомендуем настойчиво торговаться, так как цены запрашиваются здесь немилосердные и уступка делается чуть ли не на половину…"


Александровский проспект - с гравюры середины XIX века.

А теперь - внимание. Как мы видим, Александровский проспект, задуманный де Воланом как главная улица Одессы, был уничтожен застройщиками того времени. Если мы примем 1837 год как время окончания постройки дома Торичелли и начало конца Александровского проспекта и 1840-е как время застройки Греческой площади, то мы узнаем конкретные имена и фамилии "виновников" всего этого дела.

Итак, Новороссийско-Бессарабское генерал-губернаторство, куда помимо Одессы входили все земли Северного Причерноморья и нынешняя Молдова. с 1823 по 1854 годы возглавлял князь и граф Михаил Воронцов. Тот самый, кому стоит памятник, и чей дворец возвышается над Приморским бульваром. Впрочем, он занимался стратегически важными государственными делами и в "тактические" вопросы вроде городской застройки особо не вмешивался. Поэтому нас куда больше интересуют местные градоначальники.


Фрагмент плана Одессы за 1854 год. От первоначальной оси города остался только короткий фрагмент между двумя застроенными площадями - Греческой и Старобазарной, который мы и отметили красной линией.

Итак, в 1831-1837 гг. одесским градоначальником был Алексей Лёвшин. Он знаменит обустройством лесных насаждений на Пересыпи и благоустройством Дюковского парка и началом строительства Гигантской (Потемкинской) лестницы. Именно при нем архитектор Торичелли получил разрешение на строительство дома по оси главного проспекта города. Впрочем, в это время Военная балка в своих верховьях уже была засыпана и превращена в улицу Гаванную. А низовья балки превратили в тот Военный спуск, который мы привыкли видеть сейчас. Сместили Лёвшина после того, как Одессу в 1837 году поразила эпидемия холеры и вспышка чумы.

Затем в 1837-1840 гг. Одессу в качестве военного губернатора с правом гражданского управления возглавлял действительный статский советник Петр Толстой, выходец из семьи графов Толстых. В Одессе он продержался недолго и покинул пост после конфликта с самим Воронцовым.

Мы помним, что разрешения на строительство "Круглого" дома посреди Греческой площади были выданы в 1841 году. Так вот, очередным военным губернатором был в период 1840-1848 гг. генерал Петр Ахлестышев. 

Но были еще и "городские головы". Именно эти выборные чиновники руководили "Строительным комитетом", непосредственно регламентировавшим всю городскую застройку. И, похоже, именно здесь и концентрировалась коррупционная составляющая, которая позволила господам Торичелли, Ралли, Маюрову и другим застроить главный проспект города. Итак, в 1836-1839 гг. городским головой был Павел Ростовцев. Затем в 1839-1842 гг. в третий раз за свою жизнь этот пост занял Филипп Лучич - член того самого Строительного комитета, домовладелец на Александровском проспекте, крупный купец. Как раз в период его третьей каденции и выданы разрешения на строительство по Греческой площади.


Современное аэрофото показывает, что такое Александровский проспект - как он был задуман (красная линия) и что получилось (застройка).

А с 1842 года Лучича сменил на посту городского головы крупнейший торговец хлебом Константин Папудов. О его деятельности мы поговорим в следующий раз. 

Чтобы воспроизвести атмосферу муниципального управления в Российской империи - достаточно всего лишь почитать Салтыкова-Щедрина, Гоголя и других классиков. Замечу только, что в царствование Николая I (1825-1856) только двое губернаторов на всю Российскую империю не брали взяток - киевский губернатор Фундуклей (так как сам был баснословно богат) и ковенский (Ковно - сейчас Каунас) Радищев, сын известного писателя Радищева.