Исторические казусы: сестра-близнец «Титаника» - живущая за троих

Игорь Астахов  |  Понедельник, 11 ноября 2019, 18:18
В ночь с 14 на 15 апреля 1912 года “Зима близко” в лице безымянного айсберга внесла непоправимые коррективы в экстерьер “Титаника”, в результате чего он через несколько часов затонул и унёс с собой на дно более 1500 человек. Это был его первый рейс, а со дня ввода в эксплуатацию прошло всего две недели...
Исторические казусы: сестра-близнец «Титаника» - живущая за троих

Его “младшую сестру” звали “Британник” (да, именно так, корабль [ship] в английском языке – женского рода, поэтому однотипные корабли не братья, а сёстры [sistership]). Будучи принятым в эксплуатацию 23 декабря 1915 года, уже в ходе Первой Мировой войны, ему было суждено стать госпитальным судном Его Величества, и по прошествии 11 месяцев, 21 ноября 1916 года он подорвался на мине и затонул, так и не отпраздновав своего дня рождения.

Третью “сестру”, самую старшую, звали “Олимпик”. И вот о его (или её) судьбе и пойдёт наш рассказ. Давайте для удобства называть “Олимпик” всё же ОН – в конце-концов, мы не англичане.

Итак...

“Олимпик” - корабль с неординарной судьбой, не по заслугам оставшийся в тени своих “сестёр”. Всю свою карьеру он попадал в экстремальные ситуации - сродни тем, которые стоили “жизни” его “сестрам” и постоянно чудесным образом из них выходил. А уж по числу “морских ДТП” с чем-либо плавающим он на самую длинную английскую милю обошел любой другой лайнер своего времени. Вероятно, неведомый морской святой, отвечающий за души кораблей, решил провести “Олимпик” через все те “проверки на прочность”, которые не вынесли его систершипы. Или это был один из олимпийских богов, что более соответствует имени лайнера. А возможно, весь тот век, что был отмерен троим “сёстрам”, достался только ему - “Олимпику”, живущему за троих...

Судите сами: вступив в эксплуатацию 14 июня 1911 года, лайнер в тот же день отправился в свой первый рейс на Нью-Йорк. С Эдвардом Джоном Смитом в качестве капитана и с Брюсом Исмейем в качестве директора-распорядителя пароходной компании. Теми самыми, которые в “Ночь, чтобы помнили” на “Титанике” наблюдали приближение безымянного айсберга. Но ничего не случилось, вернее – почти ничего: в гавани Нью-Йорка портовый буксир “с утраченной фамилией” попал под лошадь затянуло под лайнер. Как результат – буксир остался без кормы, а у “Олимпика” появилась неаккуратная царапина.

Ещё раз испытать удачу “Олимпику” было предложено 20 сентября 1911 года.

Не смеркалось, а совсем наоборот – был ясный день.

“Олимпик” шёл по фарватеру из Сайтгемптона к острову Уайт, когда на горизонте появились две дымящие трубы бронепалубного крейсера “Хоук” (HMS Hawke). Некоторое время корабли шли почти параллельно. Но внезапно “Хоук” резко вильнул влево и бросился на лайнер. Причиной столкновения являлось “присасывание судов”, на сегодняшний день – хорошо изученный эффект, но тогда, в начале ХХ века, это явление было неизвестно.

Как результат — крейсер “потерял лицо” в буквальном смысле этого слова, его длинный нос был свёрнут набок. Лайнер же “отделался лёгким испугом” в виде 14-метровой пробоины значительно выше ватерлинии, никак не угрожающей судну. Однако судну угрожал суд, который признал виновным в происшествии “Олимпик” и обязал компанию выплатить компенсацию.

И тут следует упомянуть Непотопляемую Вайолетт Джессоп.

В момент столкновения с “Хоуком” она уже служила на “Олимпике” чуть более трёх месяцев, но когда “Титаник” отправился в свой первый и последний рейс – она уже служила там. И после катастрофы оказалась в числе выживших. Уже во время Первой Мировой войны Вайолетт в качестве медсестры попала на “Британник” - третий из систершипов, а уже через несколько месяцев корабль подорвался на мине. И Вайолетт вновь оказалась в числе выживших, даже успев захватить с собой зубную щётку – то, что ей не удалось сделать при гибели “Титаника”. Впоследствии она прожила долгую жизнь и была похоронена в море.

Но был и ещё один человек, служивший на всех трёх “сёстрах” - Везунчик Артур Джон Прист. И если на счету ”непотопляемой” стюардессы было лишь два ”потопленных” корабля — фюзеляж ”везучего” кочегара Приста имеет куда больше звёзд за ”сбитие”. Считайте сами: помимо ”Титаника” и ”Британника”, там и ”Алькантара” (RMS Alcantara), потопленная германским рейдером, и ”Донегал” (SS Donegal), торпедированный немецкой подлодкой. По итогам такого ”везения” Прист был вынужден подать в отставку, поскольку никто не хотел плыть с ним...

Если уж мы упомянули “Титаник”, то заметим, что 24 февраля 1912 года случилось судьбоносное происшествие – на пути к берегам Британии “Олимпик” потерял лопасть винта и вынужден был вернуться для ремонта на верфи Белфаста. Из-за этого инаугурационное плавание “Титаника” было отсрочено и перенесено на апрель. И, как знать, не будь этой оторванной лопасти - “Титаник” бы не встретился с айсбергом. Но… история не знает сослагательного наклонения.

Но в ночь гибели «Титаника» его «старшая сестра» совершал очередной рейс из Нью-Йорка в Саутгемптон. Когда на «Олимпике» узнали о катастрофе, капитан корабля Герберт Хэдкок принял решение идти на помощь, хотя до места трагедии было около 600 миль. Когда же до места гибели «Титаника» оставалось 4 часа хода, на связь внезапно вышел капитан «Карпатии» и попросил не приближаться к его судну, чтобы не травмировать спасённых пассажиров видом корабля, с которого они только что спаслись — ведь лайнеры были очень похожи.

Пережив мятеж экипажа, не желающего повторять судьбу «систершипа», «Олимпик» встретил Первую Мировую войну, продолжая курсировать между Нью-Йорком и Англией. И, будучи призван на военную службу, вновь получил шанс испытать свою удачу.
27 октября 1914 года по пути в Белфаст лайнер вдруг обнаружил, что находится на минном поле, установленном, видимо, с немецкой подводной лодки. Точно на таком же поле через два года подорвётся «Британник», но и в этот раз судьба благоволила к «Олимпику», приняв вместо него в качестве жертвы линкор-дредноут «Одейшес» (HMS Audacious), который вошёл в это же поле с другой стороны, но подорвался. И шлюпки "Олимпика" сняли ВЕСЬ экипаж с линкора, после чего тот перевернулся и, погружаясь, взорвался. Лайнер же благополучно покинул минное поле и доставил военных моряков в порт.

Через год лайнер уже служил на Средиземном море, в качестве военного транспорта и опять выступил в роли спасателя, подобрав французских моряков с затонувшего парохода «Прованс», да всё это в зоне действия германских подлодок.

Но один из самых примечательных эпизодов в карьере «Олимпика» случился 12 мая 1918 года. И хотя опять-таки вовсе не смеркалось, но при заходе в Ла Манш капитан Хейс в бинокль обнаружил подводную лодку. Немецкую подводную лодку (U-103), заряжающую батарею. Но из-за очень высоких бортов лайнера комендоры орудий не могли попасть в маленькую лодку. И тогда Хейс принимает решение таранить. Надо заметить, англичане любили и умели таранить подлодки, это делали и эсминцы, и крейсера, и даже линкоры. Но никогда до этого момента это не делали лайнеры. Со словами: «Давно я не брал в руки шашки» «А дайте-ка мне порулить» капитан, отодвинув рулевого, лично стал за штурвал и погнался за германцами. Вероятно, это было эпическое зрелище — мчащийся на всех парах гигантский лайнер и улепётываящая зигзагами от него маленькая подлодка. Лайнер оказался удачливей…

А 4 сентября того же года другой немецкой подлодке (U-53) представился шанс отомстить. И она воспользовалась этим шансом, выпустив торпеды, которые даже попали в лайнер. Вот только без какого-либо эффекта!

Окончилась война, но лайнер был верен себе и не переставал испытывать судьбу. Или она его испытывала...

24 марта 1924 года «Олимпик» вновь «отметился» в гавани Нью-Йорка, врезавшись в лайнер «Fort St. George». Как результат — сломанная главная мачта и сильные повреждения палубы у «Джорджа» и помятая кормовая обшивка «Олимпика». Проведя ремонт в Саутгемптоне, лайнер был готов к новым подвигам…

18 ноября 1929 года «Олимпик», в ходе очередного трансатлантического рейса, оказался как-раз над тем местом, где 17 лет назад затонул "Титани". И внезапно начал сильно трястись без каких-либо видимых причин — машины работали исправно, винты крутились и ни одного корабля на горизонте, который бы мог стать причиной очередной аварии. Но никакой мистики не было — причиной послужило подводное землетрясение!

А 15 мая 1934 года не то чтобы смеркалось, но был густой туман.

И «Олимпик» не заметил … маяк! Плавучий, но маяк. Капитан пытался реверсировать двигатели, но тщетно — и огромный нос лайнера разрезал маяк пополам…

Наконец настал 1935 год и безнадёжно устаревшего «старичка» решено было разрезать на металл, предварительно продав всё его богатое внутреннее убранство на аукционе. Запомните адрес — Великобритания, Нортумберленд, городок Алнвик, отель «Белый лебедь» - вся обстановка там.

За 24 года карьеры «непотопляемому» лайнеру судьба подбрасывала буксиры, пароходы, подводные лодки, мины, маяки и крейсера, и даже трясла землетресением. К счастью, айсберг ему так и не встретился…

comments powered by HyperComments