Санкции за поставку турбин Siemens в Крым нанесли “Силовым машинам” рекордные убытки

Александр Коваленко, военно-политический обозреватель  |  Четверг , 7 марта 2019, 09:58
Компания, принимавшая непосредственное участие в отправке турбин Siemens на территорию оккупированного Крыма, за 2018-й год понесла многомиллиардные убытки. 
Санкции за поставку турбин Siemens в Крым нанесли “Силовым машинам” рекордные убытки

Отчеты за 2018-й год российских компаний как нельзя лучше демонстрируют то дно, на которое они опускаются благодаря западным санкциям. Но особо радуют не все подряд, а непосредственно те, кто имел то или иное отношение к противоправным действиям по отношению к Украине. И в данном случае речь пойдет о компании причастной к поставкам на территорию оккупированного Крыма газовых турбин Siemens.

Так, 26 января 2018 года в санкционный список попал крупнейший в РФ производитель оборудования для электростанций - “Силовые машины”. К этим санкциям на тот момент относились, что на самом предприятии, что в высших эшелонах власти РФ довольно расслабленно. Как ни как, а главная задача – поставка турбин Siemens на полуостров Крым, была выполнена.

Между тем, за прошедшее время не только не удалось полноценно запустить горе-турбины, но и предприятие “Силовые машины” закрыло 2018-й год с рекордными убытками - 52 млрд рублей, что в 2 раза больше выручки компании за год – 26 млрд руб.

Убытки предприятий компенсируются за счет других предприятий входящих в “Севергрупп”, но все же, проблемы утопающего, как говорится, на лицо.

При этом весьма туманно выглядит реализация ряда контрактов “Силовых машин”, от которых иностранные заказчики попросту могут отказаться, в связи с нахождением компании в санкционном списке. 

Например, в прошлом году под большим вопросом оказалось дальнейшее участие “Силовых машин” в проекте вьетнамской ТЭС “Лонг Фу-1” в которую российская компания успела вложить более $500 млн. 

Собственно, поставка турбин Siemens в Крым аукается “Силовым машинам” очень болезненно. Что лишний раз заставляет задать вопрос российской компании, принявшей участие в этой контрабандной авантюре – а оно того стоило?