«Мы вызовем службу, чтобы Вас проверили на психоанализ…» Автомайдан прогнал с Думской титушек Боровика

Так называемый «антимэрский майдан» в Одессе рано утром 26 апреля был снесен неизвестными людьми в камуфляже. Их действия координировал лидер местного «Автомайдана», активист организации «РГБ» Евгений Резвушкин.


В качестве ответа сторонники Саши Боровика заблокировали шинами входы в здание одесской мэрии - чиновники не смогли утром попасть на работу. Прибывший на работу заместитель мэра Олесь Янчук собственноручно разблокировал задние. 

Несколько десятков активистов с украинскими флагами пикетируют мэрию и восстанавливают снесенный ночью палаточный городок на Думской площади. Митинг охраняет более 100 правоохранителей. 

Напомним, сегодня ночью палаточный городок у стен мэрии подвергся нападению. В 3:55 прямо на Думскую площадь въехал микроавтобус, из которого вышли люди в камуфляжной форме, вооруженные битами и цепями. Как уже сообщалось, нападавшие уничтожили палатки, использовали слезоточивый газ и бензин. При этом пострадали несколько человек, находившихся в палаточном городке. Часть нападавших была задержана полицией.

По словам активистки Алевтины Короткой, действия нападавших координировались лидером "Автомайдана" и участником организации "РГБ" Евгением Резвушкиным: "Его увидели и сразу узнали. Потом подъехали пожарные, скорая и полиция. Наши люди от госпитализации отказались. В эту ночь веб-камера, которая на Думской была отключена", - сообщила она.

Отметим, что состав палаточного городка был неоднородным. Здесь присутствовали примерно в равных пропорциях идейные противники нынешнего городского головы, сторонники одесского вице-губернатора Саши Боровика, действующие в интересах владельца авторынка "Успех" предприниматели, а также "добровольцы", нанимавшиеся стоять на Думской посменно за 250-500 гривен в сутки. Размер гонорара "пикетчиков"  вчера обнародовал сайт "Одессит", опубликовав видео журналистов-фрилансеров, которые попытались «трудоустроиться» в ряды протестующих на Думской. 

Разговор с участником «антимэрского майдана»

Сколько вы уже стоите?
- Мы? Третьи сутки тут.
А за сутки шо там получается? На сутки можно прийти?
- Ну конечно. Только пока забито все.
Хватает людей, больше не нужно?
- Пока нет, не хватает финансирования
Подружка мне говорила, что уже была где-то неделю назад, и что давали по 600 за ночь. Говорила, что палатки на поддонах стояли…
- Это там.
Возле прокуратуры?
- Да
А здесь?
- 250
Так это на сутки или на ночь просто?
- Умножь на два просто.
500?
- Да.
И давно вы на сутки заходите?
- Уже две недели.
Что, серьезно две недели тут сидите?
- Нет, я лично здесь первые сутки, а люди мои уже две недели сидят.
И как надолго это? Пока деньги не закончатся?
- Пока Труханова не скинут.
То есть, надолго.
- Ну, «прокурорский Майдан», когда был, две недели сидели.

(Женщина подошла)
- Они на сколько, на сутки?
- Нет, они до вечера - до восьми.
- Я сейчас вас отведу и представлю к коменданту. Чтобы он тоже знал, что вы наши. И - кофе-чай там, бутерброды покушать… Днем принесут обед.

(Приводит в коменданту, тот проводит инструктаж)
- Вот, новые мальчики. Они до 8 вечера. Просто чтоб ты видел.
- Ведите себя скромно, мирно, на провокации не ведитесь. Если кого-то заметили - выпившего человека...
Предупредить Вас?
- Да. Или сами его проводите. Объясните, что у нас здесь только кофе-чай.

(К палатке подошел пожилой прохожий, женщина его нейтрализует)
- Я что не читаю газет, не знаю про Боровика? Его папе всю жизнь не нравилась Советская власть. И ему не нравится! Вы не к этому идете, не туда идете!
- Не кричите пжлст.
- А чего вы мне запрещаете?
- Давайте мы вам дадим мегафон - вот там станьте и кричите в него на здоровье? Мы еще вызовем службу, чтобы вас проверили на психоанализ.
- Не волнуйтесь, мне 80 лет, я еще при своем уме.
- Это называется старческий маразм.
- А у вас лучше?
- Мы боремся за наше будущее. А вы уже фсьо...
- Сколько вам лет? Двадцать. Ну что вы видели в этой жизни?
- А Ваше время ушло уже.
- Наше время никуда не ушло! Мы все построили, а вы все разорили.

(Соискатель уточняет у коменданта)
- Так что, во сколько подтягиваться? Вон те двое - они хотели бы на сутки.
- Пацаны, на сутки пока не надо. Как только устаканятся вопросы с финансированием – я скажу. Сейчас не хватает бабок, понимаешь.
- Но на день можно сейчас зайти?
- Да. Наши ребята тут уже четыре дня были и четыре ночи - пока шо они на сутки заступают. Потом, в процессе будем меняться. Нужно, чтобы люди отдыхали. Просто с деньгами пока что глухо.
- Понятно. Тогда, пусть мне отзвонится - сутки мы тоже потянем.

(Завхоз с каквазским акцентом, обращается к «новеньким»)
- Сколько вас? Вы работаете, учитесь? Чем занимаетесь вообще?
- Учусь.
- Студент.
- Работаю…
- Значит, такая ситуация. Оставляйте свои номера. Мы позвоним, скажем - быть там-то и там-то. Надо одеваться нормально - так не надо, как сегодня, понял? Потому что здесь предприниматели. Одень кроссовки нормальные, чтобы никто не говорил, что человек с войны приехал... Сколько на обычной работе вы в день получаете?
- Гривен сто.
- 150-200.
- Я 250 в день получал, когда на вентиляции работал.
- П*здячил, да? А здесь - те же деньги, но делать ничего не нужно. Только говорить и выглядеть хорошо. Час времени у вас есть все обдумать - покрутитесь здесь. Я приду и скажу, что делать. Те, кто вчера работал – сейчас свое получат. Кто работал сегодня – подождите с новыми один час.

 

Материалы по теме