Взрывы в Одессе: информационный повод, бессмысленный и беспощадный

Гремящие с завидной регулярностью взрывы имеют немало общего между собой, что невольно заставляет задуматься.


Начнем с общего.

Во-первых, ни разу, за одним исключением, никто не пострадал. Кроме погибшего на Сегедской дворника, никто не получил даже царапины.

Во-вторых, все взрывы, а также обнаруженные и обезвреженные взрывные устройства не имеют оболочки и поражающих элементов. Все разрушения и повреждения происходили исключительно за счет силы взрыва и взрывной волны.

Все это говорит только об одном - подрывники не ставили себе целью гибель людей. А если бы ставили - то их "почерк" был бы совершенно иным, с закладыванием адских машин в людных местах, в мусорных баках, да еще и начиненных болтами, гвоздями и гайками - как это было пару лет назад в Днепропетровске.

В-третьих, интересен выбор целей для подрыва. Это отделения "Приватбанка", помещения волонтерских пунктов сбора военной и гуманитарной помощи, офисы и автомобили членов организации "Совет общественной безопасности". Повреждения объектов, за исключением вчерашнего взрыва, как правило, минимальны. Замечу, что большинство волонтеров после взрывов в их офисах достаточно оперативно перебрались в предоставленное губернатором Игорем Палицей охраняемое помещение. А "Совет общественной безопасности", предположительно, подозревается в работе в интересах Палицы.

Еще одним объектом, еще с лета, стала железная дорога. Но те взрывы, которые прогремели на рельсах, ни разу не затронули магистральные пути. А обнаруженное взрывное устройство на ветке в порт также не смогло бы парализовать работу стратегически важного перевалочного пункта - в порт идет еще одна ветка от станции Пересыпь, а обстоятельства обнаружения взрывного устройства весьма подозрительны (как его мог заметить диспетчер, сидящий на станции - разве что по сообщению путейцев или машиниста проходящего состава).

В четвертых, большинство взрывов происходит в своеобразный "прайм-тайм" - от 22 часов до полуночи, когда журналисты и большая часть следящих за новостями граждан еще не спят. Паника и "перекличка" в соцсетях начинается моментально. Поэтому уже через несколько минут на месте любого взрыва оказывается с десяток репортеров, операторов и фотографов, а "картинка" моментально расходится по СМИ и по всей стране.

В пятых, "почерк" подрывников примерно одинаков. В темное время суток террорист оставляет под окнами подрываемого помещения сумку или пакет, а потом уходит. Примерно через двадцать минут раздается взрыв.

Что же мы имеем в итоге? Если отбросить случай на Сегедской, когда погиб излишне любопытный дворник, картина получается примерно такая. Все живы. Все целы. Но постоянно то тут, то там гремят взрывы. Обстановка в городе напряженная, граждане звонят в милицию по поводу любой подозрительной забытой коробки или сумки. Работа взрывотехников, оцепления, медиа-волна о взрывах стали обыденностью.

Кому это выгодно?

Безусловно, взрывоопасная обстановка в Одессе выгодна сепаратистам и прочим сторонникам "русского мира". Не секрет, что в Одессе и области, по  разным подсчетам, от четверти до половины населения крайне скептически относятся к нынешней центральной власти, но в открытую против нее не выступают - не хотят ни повторения 2 мая, ни превращения Одессы в еще один Лугандон. Однако, террористам - как идейным, так и работающим на непризнанные "республики" Донбасса или спецслужбы России просто необходимо максимально раскачать обстановку - или для достижения собственных целей, или для имитацции деятельности ради продолжения поддержки и финансирования.

Рискну предположить, что взрывоопасная Одесса может быть выгодна не только сепаратистам, но и другой стороне. Надо ведь наглядно продемонстрировать, что Одесса, как и Харьков со дня на день могут подвергнуться внешнему вторжению. А пока его нет, в городе "работают" террористы, с которыми надо бороться - и иметь для этого полномочия и определенные ресурсы.

Не менее странно выглядит работа распиаренной в свое время системы "Безопасный город". Если верить словам предыдущего мэра Костусева, то уже в 2012 году специально с целями обеспечения безопасности работали "сотни видеокамер" наружного наблюдения, к которым планировалось добавить еще несколько сотен за 2012-2014 гг. Где эти сотни и тысячи видеокамер, к которым можно добавить также данные и с частного видеонаблюдения? Ведь, теоретически, сейчас почти каждый квадратный метр одесских улиц в центре города уже находится "под прицелом" той или иной видеокамеры. С их помощью можно если не предотвратить (помним о двадцатиминутном "таймауте" между оставлением взрывного устройства и взрывом), то, по крайней мере, оперативно поймать по горячис следам подрывника.

Крайне странной на этом фоне выглядит позиция городских и областных властей. Да, усилено патрулирование улиц силами милиции и Нацгвардии, началась массированная кампания по приведению в порядок бомбоубежищ силами волонтеров. Но ни от губернатора, ни от городского головы не прозвучало политической оценки ситуации, не прозвучало резкого заявление в адрес подрывников в духе "найдем и замочим в сортире", не прощвучало ободряющих слов в адрес простых одесситов, ставших заложниками ситуации - никто не знает, где рванет завтра вечером.

Так что все это, скорее всего, не столько реальная террористическая угроза, сколько ее имитация.

Александр Вельможко, редактор Южного Курьера
 

Материалы по теме

Из Одессы во Львов и Днепро пустят два межрегиональных скоростных поезда локомотивной тяги в вагонной комплектации. Об этом сообщил председатель правления ПАО "Укрзализныця" Войцех Балчун на своей странице в Фейсбук.