Занятная топонимика Одессы: дилемма Эскобара для депутатов и чиновников

Четверг , 27 апреля 2017, 21:16
Внося в повестку дня, а затем принимая решение о переименовании улиц, депутаты Одесского горсовета стали перед дилеммой Эскобара, загнали себя в цугцванг и сделали то, чего меньше всего от них хотел мэр Труханов. А именно - приняли резонансное политическое решение вместо того, чтобы решать реальные проблемы города.
Занятная топонимика Одессы: дилемма Эскобара для депутатов и чиновников

Вчерашнее решение горсовета, по которому получили новые названия или вернулись к старым 55 одесских улиц и переулков, за сутки с момента его принятия превратилось в громкий политический скандал. И виноваты в нем, прежде всего, сами депутаты - как персонально, так и коллегиально. И вот почему.

Начнем, пожалуй, с процедурной части. Проект решения был подан "с голоса" депутатом Олегом Брындаком - матерым аппаратчиком и бюрократом, бывшим секретарем горсовета, временным мэром и, давно еще, сотрудником СБУ. То есть, к этому проекту решения опытный крючкотвор и бюрократ уже может придраться хотя бы потому, что оно не было вовремя, то есть за 20 дней, опубликовано на официальном сайте городского совета. Тем более, что ситуация с топонимикой не является действительно чрезвычайной и требующей поэтому немедленного разрешения. 

Интересна мотивация решения. Во-первых - это накопившийся с 2005 года бардак с названиями, в результате чего на карте Одессы к концу 2016 года некоторые названия повторялись по нескольку раз. И тут сразу вопрос - что делал горсовет в этом направлении ранее, например в то время, когда Олег Брындак в предыдущей каденции руководил горсоветом? Во-вторых - это устранение некоторых откровенных перегибов в переименовании улиц командой Саакашвили-Бобровской в конце 2016 года. В результате этого некоторые новые названия привели в недоумение одесситов (например - переулок Вильгельма Габсбурга, который ранее назывался в память героя обороны Одессы и Севастополя артиллериста Богданова) или выглядели откровенно идиотскими (например - переименование улицы Крупской в улицу Семена Крупника, только вот у Соломии Бобровской не знали, что эта улица давно носит свое историческое название Мариинская), а также то, что все переименования от команды предыдущего губернатора не были согласованы с одесситами по процедуре общественных слушаний или с городской топонимической комиссией.

Непосредственным поводом для того, чтобы "с кондачка" внести проект решения в повестку дня сессии горсовета Олег Брындак назвал то, что Министерство юстиции официально зарегистрировало новые названия. И поэтому решение горсовета не отменило предыдущие переименования, скорее наоборот. Оно фактически признало их, а затем снова изменило названия.

И тут надо вспомнить, что переименование улиц от Саакашвили произошло не просто так. А потому, что нынешний состав горсовета сорвал все предусмотренные законом о декоммунизации сроки для принятия решений именно местным самоуправлением, на основе обсуждений и учета общественного мнения. Поэтому областная администрация как орган вертикали исполнительной власти оказалась в ситуации, когда она была просто вынуждена принимать решение - какое-то, но решение. 

То есть, горсовет и мэрия в целом, еще на протяжении 2015-2016 гг. сами создали почву для того, чтобы декоммунизацию проводила областная администрация - чтобы самим уйти от политической ответственности. Или же, как неоднократно заявлял с трибуны горсовета мэр Геннадий Труханов, ради того, чтобы депутаты горсовета не встревали в острые чисто политические вопросы, а занимались сугубо хозяйственной деятельностью. 

И сейчас, уже после переименований от Саакашвили, горсовет мог просто оставить все как есть. И тогда все претензии некоторых категорий граждан, которые недовольны появлением в Одессе проспекта Небесной Сотни, улицы Героев Крут и других топонимов - можно было бы спокойно адресовать к столь нелюбимому депутатами горсовета и самим Трухановым "батоно Михо". Но нет, в повестку дня предложили не менее спорный проект "обратного" переименования - и депутаты сначала включили его в повестку дня, а затем проголосовали "за".

Интересен состав проголосовавших. 46 депутатов решили отдать свои голоса "за" это решение. 5 высказались "против", еще 10 не голосовали, а официально воздержавшихся не было. Поскольку результаты поименного голосования еще не опубликованы, то о конкретных фамилиях депутатов говорить некорректно, а вот о фракциях можно сделать пару замечаний. Чисто количественно можно предположить, что "за" могли проголосовать все депутаты от "Доверяй Делам", "Оппоблока", "Морской партии Кивалова" и один человек внефракционный, либо из фракций "БПП" или "Самопомощи". Возможно даже, что с учетом отсутствовавших, от "БПП" проголосовали "за" не 1, а 2-3 депутата - если предположить, что "Самопомощь" голосовала "против", а большинство фракции "БПП" не нажимало на кнопки. 

Резюмируя же, ситуацию можно кратко охарактеризовать так. Сначала горсовет пытался самоустраниться от некоторых моментов декоммунизации, что логично, учитывая большое количество депутатов от "Оппо" и Кивалова и неоднозначную репутацию многих депутатов от "Доверяй Делам", и свалить всю политическую ответственность на Саакашвили и его команду. Когда же Саакашвили под диктовку Бобровской подписал то, что подписал - это вызвало обоснованное возмущение и "ваты", и "вышиваты" и просто аполитичных одесситов. Горсовет не признал распоряжение Саакашвили, поскольку его не зарегистрировал Минюст. А когда зарегистрировал - то в дикой спешке "с бору по сосенке" подготовил то решение, которое стало причиной "наезда" на горсовет со стороны прокуратуры, СБУ и главы ОГА. 

Реакция же оказалась крайне резкой. Вся проукраинская общественность возмутилась, кто вежливо, а кто и крепким матом. Областная прокуратура тут же возбудила уголовное производство по факту признаков пропаганды коммунистического тоталитарного режима. Губернатор назвал решение горсовета "провокацией", а затем очень толсто протроллил фразой о том, что его цель, "... чтобы провокаторы сидели там, где им надлежит сидеть". А начальник областного СБУ Сергей Батраков прямо потребовал отменить данное решение, иначе оно станет почвой для возможности терактов и экстремизма.

Ответ мэрии из уст начальника юридического департамента Инны Поповской выглядел откровенно слабо и невнятно - там пообещали убрать голосовавшую в Госдуме России за оккупацию Крыма Терешкову с карты Одессы и отчитались о ликвидации дублирующихся названий.

К чему все это приведет? 

Вариант первый. Громкие слова губернатора и правоохранителей останутся лишь словами - все сделают вид, что "доблестно боролись" и сделали свое дело, а предложенные горсоветом названия останутся. Соответственно, под кажущимся спокойствием сохранится почва для очередного нагнетания обстановки.

Вариант второй. Горсовет пойдет на попятную, проведет общественные слушания и переименует самые одиозные из топонимов вроде улицы Терешковой и проспекта Маршала Жукова. После этого все будут снова довольны, но осадок от скандала останется. Недовольными будут только те жители Одессы, кто сохранил пророссийскую ориентацию, но их мнением можно пренебречь как антигосударственным и провокационным.

Вариант третий. Горсовет пожелает остаться "при своих", вступив в жесткую конфронтацию с прокуратурой, СБУ, и вертикалью власти. Это самый плохой и самый невыгодный для всех вариант - потому что правоохранителям и так есть чем заняться, губернатору надо решать инфраструктурные проблемы, а Труханову и команде при обострении конфликта "светит" отстранение от власти.

comments powered by HyperComments