Энергетический кризис и лапша на ушах о безальтернативности угля от сепаратистов

Александр Вельможко  |  Четверг , 16 февраля 2017, 16:33
Вчера в Украине ввели чрезвычайное положение в энергетической отрасли. Чревато ли это блэкаутом - покажет ближайшее время. Однако, слова о зависимости Украины от добываемого сепаратистами Донбасса угля, мягко выражаясь, преувеличены. Уголь, хотя и занимает важную позицию, не является ключевым топливом для генерации электричества и Украина при нынешней ситуации с блокадой ОРДЛО вполне может обойтись без угля с Донбасса.
Энергетический кризис и лапша на ушах о безальтернативности угля от сепаратистов

Новости о чрезвычайном положении в энергетике из-за сокращения поставок угля-антрацита с захваченных сепаратистами территорий Донбасса по причине блокады железных дорог через линию фронта - это не более чем игра на публику с элементами осторожности. И вот почему.

Во-первых, блокада физически затронула далеко не все действующие железнодорожные линии через линию соприкосновения. Да, блокада стала действенным политическим ходом, ее надо было вводить сразу, в 2014 году. Но сейчас, если отбросить ее политическое значение, то она лишь делает сложнее и дороже логистические схемы доставки грузов через линию фронта.

Во-вторых, еще с 2014 года политики, министры, депутаты и эксперты преподносили украинцам два варианта "перемоги". С одной стороны, переоборудование тепловых электростанций с газа на уголь, чтобы меньше зависеть от российского газа. С другой - переоборудования тех же тепловых электростанций под другой тип угля, чтобы не зависеть от поставок угля с сепаратистских шахт. С переходом с газа на уголь действительно получилось - и Украина резко сократила закупки газа у России. А вот переоборудование электростанций на другой тип угля еще в январе 2015 года анонсировал тогдашний министр энергетики Владимир Демчишин: "Вчера шла речь, что нам нужно переводить наши станции с антрацитового угля на газовый уголь. Но эту работу можно делать весной. То есть в течение лета мы это все сделаем и подготовимся к следующему отопительному сезону. Я уже вчера провел совещание, мы подключили институт, который разрабатывает технологическую процедуру изменений, какие нужны технологические, инновационные изменения и капитальных инвестиции под них нужны" - заявил Демчишин 20 января 2015 года. С момента этого анонса прошло уже два года, и выяснилось, если верить премьер-министру Владимиру Гройсману, что альтернативы донецкому антрациту нет... Правда, за 2015 год кое-что удалось сделать - соотношение потребления антрацитового и газового угля изменилось: если раньше электростанции на 60-70% жгли антрацит, то к началу 2016-го - уже половину.

Обратимся к статистике, взяв за первый показатель работу украинской электроэнергетики в 2011-2012 гг. - времени "стабильности" от Януковича-Азарова. 

Итак, совокупная мощность тепловых электростанций и ТЭЦ - 25,47 мегаватта, что составляло 57% всех мощностей энергосистемы Украины. Атомные станции дают 13,1 мегаватта, что составляет 29%, гидростанции - 5,5 мегаватта или 12,5%. Оставшиеся полпроцента, в пределах статистической погрешности,- это мощности ветряных и солнечных электростанций. 

Так вот, в 2011-2012 гг. атомные станции вырабатывали, в среднем, около 45% электроэнергии, тепловые - 47-48%, гидростанции - 5-6%, остальное - на нетрадиционных и малых электростанциях. То есть, существенная часть тепловых электростанций оставалась недогруженной. Без дела стояли некоторые энергоблоки крупных тепловых электростанций на востоке и в центре Украины, а также ряд достаточно мощных, но технически и морально устаревших генераторов на различных коммунальных ТЭЦ - как, например, не вырабатывает электроэнергию Одесская ТЭЦ.

Не менее интересной выглядит статистика потребления топлива электростанциями в 2011-2012 гг. - 64% составила атомная энергия, 16% - газ, 8% - уголь и торф, 3% - нефть и нефтепродукты, а также бесплатная вода в реках. То есть, если судить по производству электроэнергии и затрачиваемому топливу, то мы видим, что газ и уголь составили вместе лишь четверть потребляемых энергоресурсов. И даже перевод электростанций с газа на уголь все равно дает лишь четверть топливного баланса, идущего на производство электричества. 

Запасы всех видов угля на украинских электростанциях на 1 февраля составили 1,95 миллиона тонн. За январь количество запасов уменьшилось лишь на 5%. По уровню потребления, сравнительно с 2016 годом, это примерно двух-трехнедельный запас при условии, если поставок угля не будет вообще. Сильнее всего запасы угля сократились на Славянской ТЭС. но и там его, судя по нормам потребления, хватит еще на месяц при полном отсутствии подвоза.

Однако, только за январь поступило 200 тысяч тонн импортного угля, в том числе 93 тыс. т из России, 59 тыс. т из Южной Африки и 47 тыс. тонн из Польши. Всего же же за 2016 год Украина импортировала 15,6 миллионов тонн - около половины годового объема потребления тепловыми электростанциями. 

В целом мы видим, что производство и потребление электричества в Украине сокращается - почти на четверть сравнительно с 2012 годом. При этом доля атомной энергетики остается неизменной в абсолютных цифрах (изменения связаны лишь с ремонтами отдельных энергоблоков на АЭС), столь же стабильна доля гидроэнергии. А вот доля тепловых электростанций падает как в абсолютных, так и в процентных показателях, причем в абсолютных цифрах мы видим падение почти вдвое.

Производство электроэнергии на разных видах электростанций и потребление угля в энергетике в 2012-2016 гг.

год 2012 2013 2014 2015 2016
производство, млрд. Квт/ч 198,7 194,4 182,7 163,6 147,5
АЭС 90,1 83,4 88,4 87,6 80,1
ТЭС 97 95,4 83,5 67,5 56,6
ГЭС 11 14,4 9,3 6,9 9,2
потребление угля, млн. т 31,7 32,23 31,6 28,7 31,3

 

Цены на уголь в конце 2015 г. составляли примерно 52-55 долларов из зоны АТО, 65-67 долларов из России и 75-80 долларов - за импортный, полученный морским путем. Завоз импортного угля морем оказался не только дороже, но и сложнее логистически - из-за ограниченной пропускной способности портов и, в первую очередь, железной дороги.

При этом потребление угля остается примерно одинаковым, уровень колебаний - не более 10%. Отчасти это можно отнести за счет перевода ТЭС с газа на уголь, отчасти - с выводом из генерации именно газовых энергоблоков в связи с прекращением закупки газа в России. Также сказывается переход граждан и промышленности к энергосбережению из-за роста тарифов.

Что же получается? Да, есть определенные сложности с доставкой угля с неконтролирумых территорий из-за совершенно правильной с политической точки зрения блокады. Есть проблема того, что правительство не до конца завершило перевод электростанций с антрацитовых сортов угля на газовый, хотя и проделало в этом направлении некоторую работу. Есть достаточно внушительный объем импорта угля, хотя более половины его идет из России. Диверсификация поставок возможна за счет Польши и морских портов - но это будет дороже. Хотя, по большому счету, это достаточная плата за энергетическую независимость нашей страны. Существующие запасы угля. объемы его добычи на подконтрольным законной власти территории и импорт вполне позволяют Украине не почувствовать блэкаута и иметь в запасе некоторое время - около месяца, чтобы наладить импорт из той же Польши.

Введение же чрезвычайного положения именно в энергетике оправдано из-за возможности развития негативного сценария в ближайшие несколько недель, но не прямо сейчас. И компенсировать возможную нехватку электричества правительству ни в коем случае нельзя за счет населения - что, вместе с ростом тарифов, может привести к социальному взрыву. И именно к этому ведут заявления политиков, в том числе премьер-министра Владимира Гройсмана, о безальтернативности антрацита из захваченных сепаратистами шахт.

comments powered by HyperComments